Роль государства в рационализации природопользования

Как уже отмечалось, при планировании экологической политики важно определить роль государства в регулировании процесса природопользования.

Вопрос о государственном регулировании эколого-экономических систем уже многие десятилетия является центральным в дискуссиях экономистов различных школ и направлений. Спектр мнений достаточно широк: от полного неприятия государственного вмешательства в экономику до крайних позиций в огосударствлении всего хозяйства и введения системы централизованного планирования и распределения. По мнению К. В Павенова, эти “крайние” точки зрения не заслуживают внимательного рассмотрения. В данной связи уместно вспомнить высказывание И. В. Гёте, что между двумя полярными точками зрения лежит не истина, а проблема. Добавим, что проблема о роли и месте государства в регулировании эколого-экономических систем требует детального и комплексного изучения. Конструктивную позицию следует искать в промежутке между крайними мнениями. Особенно актуальны проблемы государственного регулирования для трансформационной экономики России, обеспечения ее устойчивого развития при соблюдении тех объемов и пропорций производства, которые не ухудшили бы ситуацию. Для этого потребуется значительно сократить объем промышленной деятельности, поскольку промышленность является основным потребителем таких важных ресурсов, как энергетические, минеральные, и одновременно служит источником загрязнения воздушного и водного бассейнов.

Как видим, критерии экономического роста и факторы экологического содержания вступают в определенное противоречие, разрешить которое автоматически рынок не может. Следовательно, необходимо стороннее вмешательство. Каждый из приведенных выше критериев не является глобальным и единственным. В то же время в обществе отдается предпочтение компромиссным решениям, оптимально предусматривающим как экономические цели, так и цели внеэкономического содержания.

Для выбора и обоснования такого рода компромиссных решений рассмотрим  модель, в которой присутствуют два критерия — экономический рост и обеспечение экологической безопасности. Обозначим через Р1(х) темпы экономического роста, а через Р2(х) экологическую составляющую. Допустим, что функционирование такой экономико-экологической системы зависит от значений вектора управляемых параметров Х, а значение обоих критериев необходимо максимизировать. Область допустимых решений формально зададим отрезком х (а, Ь) Характер изменения значений критерия в нормированном масштабе приведен на . Из графика следует, что оптимумы (максимумы) по каждому из критериев достигаются в точках х1 и х2, соответственно для Р1(х) и Р2(х). До максимума x1 и после х2 критерии Р1(х) и Р2(х) ведут себя согласованно, одновременно увеличиваясь, а затем уменьшаясь. С точки зрения поставленной задачи эти области для нас не представляют интереса. Интерес вызывает область между х1 и х2. Здесь видно, что увеличение значений критерия Р1(х) — экологической составляющей ведет к снижению темпов экономического роста Р2(х), т. е. налицо конфликт критериев. Он проецируется в определенную область в пространстве критериев Р1(х) и Р2(х) (), которая представляет собой совокупность конфликтных решений - множество Парето. Таким образом, когда основные цели (критерии) вступают в противоречие друг с другом, общество вынуждено определить систему приоритетов в осуществлении задач, которые оно перед собой ставит.

Для пояснения этого положения обратимся к рис. 2. Так как отношения между темпами экономического роста и затратами на охрану окружающей среды обратно пропорциональны, то общество должно определить, что для него в настоящий момент важнее — экономический рост или экологическая безопасность. Представить их количественное соотношение можно весовыми коэффициентами, например, а1 и а2, придав им “вес” в соответствии с важностью параметра: Р = а1Р1 + а2Р2, О ≤ а1, а2 ≤ 1.

Проводя таким образом линейную свертку критерия, получим некоторый глобальный критерий Р. Выбор соответствующих значений весовых коэффициентов а1 и а2 эквивалентен выбору каких-то точек на множестве Парето, на пример точек А или В (см. рис. 2). Количественные оценки весовых коэффициентов а1 и а2 могут быть определены методом экспертных оценок.

Из приведенных выше рассуждений очевидна необходимость экологизации управления.

Особенно ожесточенные теоретические споры идут между сторонниками рыночного регулирования экологических проблем и представителями “зеленого” движения, которые склонны к принудительному введению административных, жестко регламентированных мер регулирования. По мнению сторонников рыночного регулирования, именно механизм рынка может направить интересы товаропроизводителей на борьбу с загрязнением среды. Эффективность регулирования зависит, прежде всего, от деятельности на микроуровне (уровне отдельных предпринимателей), поэтому основной упор делается на максимальное использование функций собственности. Одним из представителей “рыночной оппозиции” движению “зеленых”, точнее, той его части, которая предлагает использовать жесткие административные меры, является Ф. Смит.

Государственное регулирование экологических проблем и его глубина весьма актуальны для трансформационной экономики Российской Федерации. С этих позиций представляет интерес вопрос об отношении к государственному вмешательству в процесс природопользования групп, входящих в “зеленое” движение и действующих на территории России. Рассмотрим четыре основные группы: консервационистов, альтернативистов, гражданских инициатив и прагматиков.

Консервационисты стремятся законными средствами препятствовать реализации экологически опасных проектов.

Открытых конфликтов с государством у этой группы нет. Она первой вошла в структуру новой власти, хотя представители данного направления считают любую власть аморальной.

Альтернативисты критически настроены к государству и другим экологическим направлениям.

Группа гражданских инициатив по вопросам взаимоотношений с государством сходна с консервационистами. Представители группы пытаются соединить протест против деятельности государства и сотрудничество с ним.

Прагматики стали, по существу, оппозиционным движением господствующей власти.

Отношение государства к “зеленому” движению в целом можно характеризовать как оппозиционное. Это достаточно опасная тенденция, так как организационно-политические разногласия не могут способствовать решению экологических проблем.

Во-первых, на данный момент состояние окружающей среды можно по праву считать фактором, требующим вмешательства государства. Известно, что государство осуществляет регулирование экономики в целях обеспечения общественных интересов. В нашем случае это удовлетворение потребности нормального воспроизводства населения. Государство должно взять на себя обеспечение такой общественной услуги, как совершенствование качества окружающей среды. Необходимо вмешательство государства, предполагающее регулирование производственно-хозяйственной деятельности с учетом экологических потребностей.

С 70-х гг. проявилась необходимость во введении специальных государственных регуляторов внешних эффектов (побочных действий производства). Действие внешних эффектов приводит к тому, что качество окружающей среды и состояние здоровья становятся общественными товарами.

Общественные товары — это товары и услуги коллективного пользования, которые нельзя превратить в деньги. Их отличие от частных товаров состоит в том, что они достаются всем в примерно одинаковом количестве (например, питьевая вода, оборона, охрана общественного порядка, единая энергосистема, атмосферный воздух, а в послед нее время и здоровье). Поскольку теперь и качество окружающей среды, и состояние здоровья — общественные товары, то они должны оплачиваться через систему налогов. Регулировать же внешние эффекты с помощью льготного налогообложения может только государство.

Во-вторых, развитие любого общества зависит от выбранных приоритетов и их реализации. Осуществить выбор жизненно важных направлений развития и практически реализовать выбранные приоритеты, как показывает мировой опыт, в состоянии только государство.

В-третьих, действие экологического фактора не признает административных границ, и эффективность экологической политики во многом зависит от того, удастся или не удастся добиться комплексного подхода к решению проблемы. Единственным претендентом на проведение единого курса на достаточно большой территории является государство.

В-четвертых, экологическое регулирование требует ресурсного обеспечения. Выделять и координировать распределение средств на экологические нужды лучше всего централизованно, что опять-таки удобное государству. К чему приводит устранение государства от экологической деятельности, убедительно продемонстрировала практическая реализация политики «нового федерализма» в CIIIA. Суть концепции заключается децентрализации полномочий федерального правительства по экологическим вопросам. При этом преследовались две основные цели:

1) разгрузить федеральные органы от части текущего экологического регулирования, чтобы высвободить время и силы для решения других государственных задач. Напомним, что в указанный период экономика США испытывала серьезные трудности и требовала пристального внимания со стороны правительства. С этих позиций действия руководства справедливы и оправданны;

2) повысить эффективность экологического регулирования за счет решения проблем на местном уровне. Передавая функции экологического регулирования местным органам власти, правительство Р. Рейгана стремилось освободиться от экологических (по негласному мнению, мало значимых) проблем и основное внимание уделить созданию нового экономического механизма для вывода экономики из стагнации.

Достаточно быстро у концепции появились сторонники и противники. Сторонниками оказались крупные монополисты. Их заинтересованность объясняется тем, что с передачей функций экологического регулирования местным органам власти появляется реальная возможность игнорировать природоохранную деятельность. Экологическое регулирование на местном уровне позволяет крупным производителям делать выбор между вложением средств в природоохранную деятельность и подкупом властей. Оказывая давление (чаще всего конъюнктурное) на местные органы власти, монополисты могут добиться выгодных им условий природоохранной деятельности. Если местные органы отказываются принять представителей крупного бизнеса, они грозят переводом производства в те районы (штаты), где более мягкие экологические требования. Поскольку основным источником доходов местного бюджета являются налоги с крупных предприятий, то потерять лишнего, причем крупного налогоплательщика очень невыгодно, легче и безопасное согласиться на предлагаемые экологические условия, что и происходит на практике.

В ходе реализации концепции проявилась интересная зависимость между уровнем доходов населения и степенью его заинтересованности в состоянии окружающей среды. Оказалось, что наибольшую заинтересованность в чистой окружающей среде проявили средние слои населения. Поскольку ориентация на средний, самый представительный, слой избирателей служит залогом успеха деятельности администрации, президент Р. Рейган уже к середине своего правления был вынужден отказаться от концепции “нового федерализма”. Более того, под давлением общественности его правительство было вынуждено увеличить ранее сокращенные средства на природоохранные мероприятия, дабы не растерять последних своих приверженцев.